Жизнь вдовы Александра Вертинского в опасности!

Лидия Вертинска Артистка Лидия Вертинская, сыгравшая корыстолюбивую Анидаг в «Королевстве искривленных зеркал» и птицу феникс в кинофильме «Садко», в начале апреля 2014 г заметила собственное 89-летие. 7 лет тому назад она произвела книжку «Синяя птица любви», посвященную собственному известному супругу – Александру Вертинскому.

С того времени Лидия Владимировна никогда не давала интервью, не выходила в свет.

Журналисты  приняли решение навестить ее, набились к ней в гости и, как досадно бы это не звучало, удостоверились, что артистка подвергает себя опасности.

В квартире на Калининский улице Лидия Вертинская проживает с 1943 года. Тогда ее супругу Александру Николаевичу русское правительство выделило это, тогда еще необустроенное жилище.

Встаю на самый высокий, десятый, этаж. Оказывается на виду, что рядом с площадью Вертинской находится только нотариальная контора, из которой отчего-то доказывается громкая музыка, которая скорее всего препятствует старому человеку. Жму кнопочку звонка и в скором времени слышу щелканье ключей и взволнованый голос Лидии Владимировны: «Кто это? Что вам необходимо? Кто вы?» Я отвечаю, что многие почитатели испытывают, как себя ощущает их возлюбленная артистка. Услышав это, Вертинская сразу открывает мне дверь.

Пока я разуваюсь в незначительном коридорчике, Лидия Владимировна критически проверяет мой имидж – штаны и кофточку.

– Вам так не прохладно? – обходительно интересуется она.

– Ну что вы, на улице так как так тепло! – отвечаю я.

– А я и не могла знать. Я давно не выходила на улицу, очень достаточно давно, – невнимательно пожимает плечами Вертинская и проводит в офис.

Нужно ли рассуждать, что там царствует реальный фетишизм известного артиста. На стенках – необычные фото из домашнего архива, на столе – также его фотографии, забавные статуэтки и дорогостоящие домочадцам вещички. Стульчик, на котором находился артист, обвернут защитной мембраной, и представляется, тут ничего не поменялось с того времени, как не стало Александра Николаевича.
Лидия Владимировна присаживается в сиденье и подносит руку ко лбу.

– Я весьма достаточно давно не выходила на улицу, – говорит артистка. – Причины были. Одно время я так страдала из-за высокого давления! В этот период я отчего-то помнила собственную мать бедную, она скончалась тут, в Москве и похоронена.
На глаза актрисы вдруг наворачиваются плач.

– Не понимаю, отчего девушки не рассказали, что мать весьма больна и мне нужно подъехать, – жалуется Лидия Владимировна. – Тогда я была в Шанхае, служила в фирме «Моллер и сыновья». Я не могла знать, что материал слабо, а приехав, спросила девушек, где мать. Они дали ответ, что она скончалась. Я заорала: «Почему вы не позволили мне понимать?» Безмолвствуют. Заявили, у нее что-нибудь было с желудком. Они такие… (вздох) полагают, что не обязательно… я всегда им сообщала… Пасха так как состоялась?

– Да, состоялась.

– Итак вот, я им сообщала, давайте после Пасхи сгоняем на кладбище, я хочу заметить гробницу матери и супруга. Нужно посмотреть, вполне может быть, нужно привести в порядок ограду.

Лидия Владимировна навечно о чем-нибудь задумалась, а потом изрекла, говоря сама с собой: «Почему они не приняли бумаги? Было надо им сказать».

Чтобы оборвать затянувшуюся остановку, я вопрошаю Вертинскую про привлекательного барашка, стоящий на самом образном месте на столе.

– Ах, данный! – усмехается Лидия Владимировна. – Когда я была молодая и Александр Николаевич лишь за мною начал следить, он приобрел в Шанхае в комиссионном супермаркете данную фигурку, презентовал мне и заявил, что я похожа на данного ягненка. В молодости у меня были весьма вьющиеся волосы. Ну вылитый барашек!

После этих слов артистка глядит на собственные портреты в молодости. Лидия Владимировна была фантастической красоткой!

Важный профиль, замечательные, немного раскосые глаза, от которых выходили с ума миллиарды парней.

– У меня было фотогеничное лицо, просто отмечает Лидия Владимировна. – Потому меня звали сниматься в кино. Я так как никогда в жизни не была актрисой, просто подучивала роль, приезжала на репетиции.

Вертинская пересаживается на низенькую тахту и просит сесть рядом с ней.

– А знаете, на данном месте прежде фортепьяно стоял, – усмехается Лидия Владимировна. – Он вышел в нашем жилище после битвы. Девушки, к слову, не хотели на нем играть, для них это была мука страдальческая. Они вообще вырастали шалуньями. В школу пошли тут, в городе Москва. А что, в настоящее время также обучатся по отдельности – девушки и парни?

– Нет, в настоящее время дружно. Вас довольно часто вызывали в школу?

– Меня никогда в жизни, как и Александра Николаевича. Моя мать шла на собрания. Она скончалась относительно не так давно. Ой, она была окончательно против моего брака с Вертинским! Наша разница в возрасте ее влекла в страх. Однако она так планировала посетить Россию из Харбина, где мы жили, что обязана была договориться на наш альянс. Другого выбора не было. Не могли же мы отправиться с ней вдвоем. Придумываю, в какое бы положение мы попали.

– Другими словами дефект с Вертинским был в некоторой степени продиктован расчетом?

– Ну что вы! – усмехается Лидия Владимировна. – У нас была такая любовь! Я появилась на свет в Харбине, однако после гибели отца длительное время жила в Шанхае с собственной тетей. Мой отец был грузин с черной кожей, лазурными глазами, рыжими волосами, его фамилия была… позабыла… Циргвава! Отец обрел в Грузии прекрасное формирование, однако в Харбине ему было непросто устроиться на работу. Полагаю, как раз эти проблемы и взорвали его сердце. Когда отцы не стало, мать сообщила моей крестной, и она взяла меня к себе в Шанхай. Там я шла в британскую школу, там же повстречалась с Александром Николаевичем.

Голос Лидии Владимировна начинает трястись, и она, вероятно, чтобы утаить нахлынувшие ощущения, встает и уничтожает пыль с отлично чистой фото излюбленного супруга.

– Разумеется, он должен бы просуществовать намного продолжительнее, намного, – охает она. В данном «Гастроль-бюро», в труппе которого он был, их занимали лишь денежные средства, там все были жуликами! Александр Николаевич никогда в жизни не полагал, что он, человек, который обкатал с гастролями всю страну, будет приобретать у них так недостаточно, у него так как была минимальная ставка. На все его жалобы они сообщали: «У вас нет никакого звания, потерпите!»

– Все-таки Вертинский являлся одним из наиболее снабженных артистов..

– У него был администратор по фамилии Осипов, также плут диковинный, который организовывал «левые» выступления, за них уплачивали незначительно больше. Ах, мне его весьма плачевно, он был отличным человеком, добродушным, великодушным.

– Кто вам рассказал о гибели Александра Николаевича в Ленинграде?

– Мы с девчонками тогда жили в городе Москва. Было 11 часов вечера, как вдруг расплылся звонок: «Лидия Владимировна, вы еще сможете, двигайте на вокзал, приобретите купон до Ленинграда! Александру Николаевичу плохо». Я пробудила мать, заявила, куда еду, она разволновалась жутко: «Давай лучше днем!» Однако я ей заявила: «Нет, я должна!» В Ленинграде меня видели 2 человека, которые и рассказали, что супруг внезапно умер.

– Возможно, вы по нему до сегодняшнего дня тоскуете…

– Я привыкла. Сколько времени прошло. Он всегда заботился: «Как ты станешь жить без меня?» Когда я забеременела во 2-й раз, он даже просил меня сделать аборт! Однако я не пожелала. Супруг все печалился: «Ну как ты станешь, если меня не будет! У тебя же мать на руках беспомощная».

– Какой Вертинский был в быту? Какое у него было, к примеру, излюбленное блюдо?

– Он был весьма первобытный. У меня мать роскошно готовила.

– А вы не готовили?

– Нет (хохочет), никогда в жизни. Я бралась, однако у меня ничего не выходило, и все в жилище – и мать, и Александр Николаевич – сообщали: «Лилечка, ты лучше следуй порисуй».

– Вероятно, вашему внуку Сергею дар повара передался от прабабушки: он – знаменитый владелец ресторана.

– Анастасия вышла замуж за Никиту Михалкова? – недоуменно спросила меня Вертинская. – Я полагаю, данный дефект настолько быстро сорвался, что я про это и не вспоминаю. Я отчего-то всегда забываю: как данный город именуется?

– Город Москва.

– Я жила также будто бы в городе Москва. Однако она иначе носила название. Это, значит, Город Москва, а до Города Москва город как носил название? Какой-нибудь был город, большой, затем мы переехали сюда, супругу дали квартиру, впрочем, вначале какую-то паршивенькую, тесную.

– Лидия Владимировна, вы глядите собственные старые кинофильмы? Не так давно демонстрировали ленту «Садко», где вы сыграли птицу феникс…

– Впрочем? – опешила Вертинская, а затем вдруг начала говорить смятенно. – А мне никто не заявил. Они (дочери. – Прим. авт.) издания не выставляют. А я не понимаю, куда тут идти, где почта. Я жила тут, однако позабыла, где и что располагается. Я временами гляжу ТВ, там рассказывают, что невозможно бросать квартиру, необходимы засовы, замки нужно вводить отличные, поскольку вокруг крадут. Похитители следят, когда кто-то выходит из дома, а затем идут вслед. Потому, когда я схожу из дома, у меня в квартире в обязательном порядке кто-то остается.

– Лидия Владимировна, дочери вас довольно часто проведывают?

– Разумеется, проведывают, представляется, пожалуй…

Положение пожилой актрисы вызывает озабоченность. Лидия Владимировна в мощь возраста многое забывает. Невзирая на то, что к ней, согласно ее заявлению, идут помощницы, чтобы подготовить еду и убраться в квартире, огромную часть времени она одна. Если артистка ощутит себя слабо, пригласить на помощь ей некого: соседей рядом нет. Кроме того с памятью у нее очевидно весьма слабо и она может просто забыть, как названивать в быструю. И это вполне возможно, так как она забывает даже, в котором городке проживает… К такому же она так просто бросает посторонних людей в квартиру.

На прощание Лидия Вертинская просила меня: «Вы не могли бы напечатать мне мой бытовой номер? А то я его не понимаю. И пишите огромными числами. Я стала так слабо видеть». Я сделала просьбу актрисы. Когда Вертинская закрывала за мною дверь, я услышала ее голос: «Надо еще на защелку затворить, а то не дай господи грабители, грабители окаянные пролезут»…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *